Рабочий вопрос и либералы в России в 1903 и 1904 годах

0 6

Рабочий вопрос и либералы в России в 1903 и 1904 годах

В марте 1903 года забастовки в Златоусте переросли в столкновения с полицией, были вызваны войска. Губернатор отдал приказ стрелять — в результате было убито 69 и ранено 100 человек. Уфимский губернатор Г. М. Богданович отдал приказ стрелять — в результате было убито 69 и ранено 100 человек. 6 (19) мая Богданович был застрелен в городском парке Уфы эсерами в знак протеста против «златоустовской бойни». В апреле 1903 года император посетил Москву, где во время пасхальных праздников встретился с представителями зубатовских организаций. Николай II часто общался с Сергеем Александровичем и Плеве. После успеха в Москве были предприняты попытки создать «независимые союзы рабочих» по зубатовскому сценарию в Минске и Одессе. В последнем городе они были созданы в апреле 1903 года под покровительством жандармского управления. Обстановка на юге России была в это время чрезвычайно напряженной.

Наиболее болезненной темой была еврейская. В Киеве власти еще с октября 1902 года приступили к выселению части еврейского населения, так как ряд профессий были лишены статуса ремесла, а проживать в городе имели право лишь ремесленники. Это создало массу проблем. Их усугубил Кишиневский погром 1903 года.

Летом 1903 года на юге империи забастовки впервые охватили огромный регион. 29 июня стачки рабочих нефтяных промыслов начались в Баку, в начале июля они охватили весь город. Требования поначалу носили чисто экономический характер: восьмичасовой рабочий день, повышение заработной платы, обеспечение водой и доступными банями. Власти предпочли применить силу. 5 июля в городе прекратилась вся экономическая жизнь. 14 июля забастовки начались в железнодорожном депо Тифлиса и быстро стали распространяться по городу, а затем по губернии и далее — вдоль по линии железных дорог. Забастовали Батум и Карс. Лозунги стачки резко радикализировались, появились требования свержения самодержавия и установления демократической республики.

На западном побережье Черного моря, принадлежавшем России, забастовка началась уже 4 июля. Её центром стала Одесса. Зачинщиками выступили портовые рабочие, к середине месяца стачка охватила и предприятия города. Требования рабочих были экономическими и политическими. В июле и августе одесситов поддержали рабочие Николаева, Елисаветграда, Феодосии, Керчи, Киева. В результате забастовки охватили целый регион, и впервые стачка приобрела характер всеобщей — от Каспия до Азова, Донбасса, Крыма и Новороссии. Бастовало около 225 тыс. чел. В Киеве дело дошло до столкновения с войсками, вновь появились убитые и раненые. Контроль над рабочим движением был утерян. Это было сильным ударом для Зубатова. Его критики обращали внимание на то, что созданные полицией организации рабочих фактически возглавляют их протесты, которые потом не в состоянии остановить.

Переведенный в Петербург Зубатов не пользовался полным доверием главы МВД В. К. Плеве, но министр вынужден был считаться с Великим Князем Сергеем Александровичем, а тот в рабочем вопросе по-прежнему стоял на точке зрения Д. Ф. Трепова, покровительствовавшего Зубатову. Вскоре возникла возможность попробовать использовать московский опыт в столице. В конце 1903 года среди рабочих нескольких заводов Петербурга возникла идея создания организации. Ей увлекся священник отец Георгий Гапон. Это был яркий оратор, увлекающаяся личность, и поначалу — безусловно убежденный монархист со слепой верой в царя, в то, что монарх хочет и может заботиться о простых людях.

Гапон поначалу получал поддержку от Зубатова и градоначальника ген.-л. ген.-ад. Н. В. Клейгельса. 24 декабря 1903 (6 января 1904 г.) он был назначен киевским генерал-губернатором. Гапона начали приглашать в аристократические салоны, в которых он выступал с речами о благотворительности — он оставался абсолютно верноподданным Николая II.

«В моем воображении, — вспоминал Гапон через несколько лет, — создался образ идеального царя, не имевшего только случая показать себя, но от которого только и можно было ожидать спасения России».

Гапон и Зубатов начали обсуждать возможность создания рабочей организации по образцу профессионального союза, но взаимопонимания они не достигли. Вскоре Зубатов потерпел поражение. Он позволил вмешать себя в интриги, которые вел против Плеве Витте. Плеве узнал об этом и сумел информировать об этом императора в выгодном для себя ключе. В результате Зубатов был сослан во Владимир, Витте отправлен в отставку. В Петербурге произошла еще одна смена, которая ослабила контроль над зарождающейся рабочей организацией.

Генерал-губернатор и командующий войсками Киевского военного округа М. И. Драгомиров был стар и нуждался в отдыхе. 10 (23) сентября 1903 г. он был снят. В декабре киевским генерал-губернатором был назначен ген.-ад. Клейгельс. Преемником Клейгельса на посту петербургского градоначальника стал ген.-л. ген.-ад. И. А. Фуллон. С 1900 года он также служил в Варшаве помощником генерал-губернатора по полицейской части с переводом в ОКЖ. Административного опыта до этого Фуллон не имел, был командиром батальона, полка, бригады и дивизии. 12 (25) февраля 1904 г. он стал градоначальником столицы.

Инициатива Гапона явно пришлась по душе Фуллону, хотя поначалу генерал все же сомневался, не станут ли рабочие организации площадкой для революционной пропаганды. Впрочем, сомнения были быстро преодолены. Устав «Собрания русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга» был утвержден уже 15 (28) февраля 1904 года. Общество возглавляло Собрание во главе с представителем, избираемым на трехлетие и утверждаемым затем градоначальником. Собрание избирало членов постоянного правления, которые также утверждались градоначальником.

Почти одновременно с этим шло становление другой и внешне менее заметной организации. После приема в Зимнем дворце в январе 1895 г. прошло 10 лет. В начале войны трон мог опираться на поддержку значительной части своих подданных. В первые дни по призыву простых людей начался добровольный сбор средств в поддержку армии и флота. Только за несколько дней и только Москва собрала свыше 4 млн рублей, а сбор средств продолжался. Но военные действия развивались неудачно, что немедленно сказалось на внутреннем положении страны. Начавшуюся войну земцы использовали как повод к объединению в общерусском масштабе. 10 (23) февраля 1904 года московское земство, проголосовав за финансирование организаций для помощи раненым, призвало к организационному объединению всех русских земств для работы в этом направлении, «не предрешая вопроса, в какой форме должна быть организована помощь раненым и больным». Эта инициатива сразу же встретила сопротивление со стороны главы МВД. Плеве она не понравилась. 24 февраля (8 марта) 1904 года глава исполнительной комиссии Красного Креста гр. И. И. Воронцов-Дашков обратился к земским и городским организациям с призывом о сотрудничестве для помощи раненым, больным и предупреждения эпидемий «под флагом Красного Креста».

Представители 19 земств выдвинули условия — работать при условии объединения в общеземской организации. Отношение к этой инициативе у В. К. Плеве и Воронцова-Дашкова было различным, что и обусловило условное согласие и явочное объединение 13 земств для организации врачебно-продовольственных отрядов. Веским аргументом стало вмешательство вдовствующей императрицы — покровительницы РОКК. Мария Федоровна одобрила земский проект. Тем не менее вплоть до августа 1904 года земцы работали, не имея еще окончательного решения вопроса об общероссийской организации.

Недосказанность в вопросе о статусе сыграет весьма неприятную роль для правительства.

Ранее на ИА REX: Финляндский вопрос в политике России. Проблема начала XX века

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.